Пара фраз о…

Автор:  Ян Дальский

Сначала было Слово… потом рифма и стихотворение …поэзия… и сквозь призму творчества особенное видение мира и отношение к нему. Романтика и реализм, поэтичность, жесткость и ирония фразы – все это может стать созвучным вам, любителям поэзии, неординарно, по-своему относящимся к мирозданию, природе и любви.

Виденье

Страсть и нежность, смех и слёзы.
Томно-трепетный дурман-
Наважденье или грёзы?
Повторись, хмельной обман!

Ну, еще. Хоть ненадолго,
Встань виденье предо мной,
Дерзкой, яростной и тонкой
Искушая красотой.

Глаз игривых блеск манящий
В дымке вьющихся волос.
Торжество любви пьянящей
В платье из цветущих роз.

1979г

Дисгармония сердец

Я не любима тем, кого люблю.
И не люблю, всех любящих меня.
Страдать ли, убивая страсть свою,
Или совместно проживать, судьбу кляня?

Из этой дисгармонии сердец,
Из лабиринта злого, с западнями,
Кто выведет меня, какой мудрец,
Не прикоснувшись к обнажённой ране?

Мучительна раздвоенность души,
Где борятся прекрасное и злое.
Но словно в полной тьме огнём свечи
Надежда светит мне Любовь, с тобой я.

1979г

Я  коврик

Опять в дурацком колпаке.
Я  коврик, вытирайте ноги!
Ни чувств ни мыслей, налегке,
Так, где-то с краю, на пороге.

Пусть сыро, грязь, в душе дыра,
Самозабвенно, с нежной страстью
Подмёткам громкое  Ура!
Кричу, особенно в ненастье.

Темно и холодно, и что ж,
Что как в гробу. Я жизни нужен!
Как без меня ты попадёшь,
Туда, где свет, на званый ужин?

Вот, кто-то в толстых башмаках
Вдруг пожалел, не вытер ноги,
Расстелен быстро и в впотьмах,
Чтоб безнадёжно, как в берлоге.

Свершилось, рядом экс из тех,
Успешно выпачкан и скомкан.
Мне не опасен и не грех
Похохотать, не очень громко.

С утра надев костюм шута,
При колпаке, дурак как нужно.
Роль мне даётся без труда,
Но над толпой возникли дружно

Не бред ли? Сон? те колпаки,
Что и на мне. Святое дело!
Коллеги!Homo дураки!
Даёшь подмётки! С песней, смело!

1984г

Дон Кихот.

Ракеты рёв, машинный бум, быстрей, сложнее ввысь.
Всем слабонервным, ни за что, не выжить, не спастись.
Тот человек и чемпион, кто сам машиной стал.
Все сантименты прочь! Вперед! Бог мыслящий металл!

Но, что за диво? Храп коня, забрало вниз и вот,
Летит, доспехами звеня, забытый Дон Кихот.
Пусть ныне трижды он смешней, нелеп и обречён.
Безумный гений доброты живёт, творит, влюблён.

Вновь, как и прежде, за добро обманут и избит,
Но жив, поднялся, на коне и пыль из-под копыт.
Вслед, будто вспомнив о былом, слова, как кровь горят:
Он сумасшедший  щедрый он. И должен быть распят.

Под эти жуткие слова вдруг кто-то закивал
И усмехнулся, прошептав: Ну, что ж. Я так и знал.
Через века, молю о том , пусть кто-то заорёт:
На сотни мельниц? На коне? Смотрите, Дон Кихот!

1984г

Вещее

Всё проходит.
(Говорят, такие слова были на кольце царя Давида).

Ладно, ладно горе, беды,
Торжествуйте, душеведы.
Всё. Сдаюсь. Ослаб.
Совладать ли в одиночку?
Вон, напасти катят бочку.
Я их вечный раб.
С головой склонённой низко.
Покорившийся судьбе.
Отправляюсь в путь неблизкий,
Крест поставив на себе.

Вольно, вольно бы умчаться
Над судьбою посмеяться,
Пособил бы кто.
Но один бреду, осталась
Безнадёжная усталость.
Боже мой, за что?
Ночь  бессмысленно-злорадна,
День  тоска, тоска,
Лишь до одури досадно.
И живу, пока

Больно, больно сердце сжалось.
Ни к чему теперь и жалость.
Цинк ли, дуб ли?  Гроб
Проклинаю всё на свете.
Мне б навзрыд, как плачут дети,
Полегчало чтоб.
Но душа окаменела,
Сам не знаю, жив ли я?
Существует только тело,
Тело есть, но нет меня.

Только, только распрощался
С жизнью я, как оказался
В церкви. Что за бред?
На иконах мне виденье,
Чьи-то лица, чьи-то тени.
Тот ли, этот свет?
В полумраке, будто в прошлом,
При мерцании свечей,
Вижу, странно, в чём-то пошлом,
Но знакомых мне людей.

Сколько? Сколько пробежало?
Времени? Всё оживало
В памяти, как стон.
Страшно близкие мне люди
Здесь в компании Иуды,
Погребальный звон.
Все они как-будто живы,
Хороню их только я,
Но глядит с икон пугливо
Экс-любовь и лже друзья

Горько, горько улыбнулся,
Вот, любимая, вернулся,
Ты не рада что ж?
Виновато смотришь, мимо,
Как мадонна в маске мима,
Пресвятая ложь.
Нет ничуть не изменилась,
Вдохновенна хороша,
Изворотливо змеится
Магдаленова душа.

Долго, долго звон металла
Эхо по полу катало
Выпал медный грош.
А друзья, усмешки пряча.
Всё желали мне удачи.
Мы ушли, найдёшь.
Пусть один. Я буду гордым.
Сам смогу. Но обо мне
Очень преданный и добрый
Плакал кто-то в тишине

Столько, столько нужно воли,
Чтобы зубы сжав до боли,
На надрыве жил,
Рваться, как из окруженья,
От невзгод и невезенья
Из последних сил.
Если б только опереться,
Если б только нежный взгляд,
Если б мышца, а не сердце,
Если б, если б, если б яд.

Стойко, стойко ранней зорькой
Пригубили влаги горькой
Пусть земля мне пух.
Кто как мог всплакнул. Старались:
Гроб в цветах, венки на зависть,
Спи спокойно, друг.
А потом под грохот медный,
Долг исполнить торопясь,
Закопали. Стол. Степенно.
Не злобливо, не смеясь.

Славно, славно просыпаясь,
Взять заложницей всю радость,
И не отпускать.
Как же мы неповторимо
Будет счастливы с любимой,
Жить, творить, мечтать.
А сегодня, словно чудо,
Звон бокалов, Мендельсон,
Дождь цветов. Всё будет! Будет.
Церковь, гроб? Нелепый сон.

1986г

«Когда я буду Богом»

Когда я буду богом,
Узнаю тайный смысл-
Повеселюсь немного,
И стану думать мысль.

Быть богом интересно
И дьявольски смешно,
Ведь только мне известно,
Что именно грешно.

Когда я буду богом,
Сам черт мне будет брат,
У братского чертога
Мы совершим обряд.

Смешаем мрак и солнце,
Разбавим светом тьму,
А серого питомца
Сошлем на Колыму.

На Колыме морозной,
В неласковом краю,
Пусть думает серьезно
Про временность свою.

В конце земного срока
К молитвам снизойду,
Но ставленник порока
Предложит богу мзду.

Как, черт возьми, жить вечным
Непросто, но зарок-
Я буду человечным,
Когда я буду бог.

(1987)

Ангел Хранитель

Сквозь озоновые дыры
Дул космический сквозняк.
И весна не приходила,
Не было весны никак.
Ночь. Заплаканные стекла,
Горький плач из-за стены
Всё померкло, всё поблекло
Нету неба, нет земли.

Вдруг, со мною рядом- рядом,
Тихий шорох прозвучал.
Крылья белые расправив,
Ангел, улыбаясь, спал.
Сквозь вселенские невзгоды,
Сквозь века, года и дни,
Я молю тебя смиренно,
Спи мой ангел, просто спи.

2006

Весенний парк

Парк весенний, как ребёнок
Ошалев от впечатлений,
Очень-очень изумлённо
Постигает свет и тени.

Симфоджаз непостоянства,
Цветомузыка сомненья,
Бал магических узоров,
Сцена – перевоплощенье.

С тонкой паузы на вдохе,
Увертюра зазвучала
Дуновенье, шелест, шорох.
Всё опять, и всё с начала.

Иллюзорной партитуре,
До изысканности точной,
Зачаровано кивали
В такт наивные листочки.

За кулисами событий
Дирижёр творил двуликий.
И с улыбкой Монны Лизы,
Перемигивались блики,

Но на пике эйфории
Понял я, и просто замер.
На меня смотрело детство
Изумрудными глазами.

2012